Положение трансгендерных и небинарных людей в Беларуси в 2022 году

Фото: Juan Moyano

Благодарим беларускую инициативу «Идентичность и право» за интервью и предоставленную информацию!

Как влияет война России в Украине на положение трансгендерных и небинарных людей в Беларуси

Влияние войны чувствуется во всех сферах. Страдает ментальное благополучие людей, которые ежедневно сталкиваются с тяжёлыми новостями, стремительно ухудшаются экономическая и политическая ситуации. В связи с санкциями и растут цены, что влияет в первую очередь на уязвимые группы, причем трансгендерные и небинарные люди относятся к группе риска: проблемы с документами часто препятствуют трудоустройству. В ответ на антивоенное движение усилились политические репрессии, которые не прекращаются с 2020 года. При этом государственная пропаганда часто использует образы ЛГБТК-людей для легитимации давления на активных граждан_ок: в государственной прессе и на телевидении продолжают выходить материалы, которые связывают ЛГБТК-сообщество с протестами, а протесты – с влиянием западных стран.

Уровень жизни и доступность гормональных препаратов

С началом войны доступность препаратов для гормональной терапии снизилась, а цены на них выросли. Кроме того, упал уровень жизни беларусо_к в целом. Согласно статистике, в марте 2022 года реальная зарплата упала на 0,7%, в мае – на 5,7%, а в июне – на 4,2%. Реальные доходы населения за январь-апрель 2022 года уменьшились на 1,2%. На уменьшение реального дохода влияет быстрый рост цен. Сильнее всего от этого страдают уязвимые группы, в частности, трансгендерные и небинарные люди.

Процедура юридического признания гендера в Беларуси в 2022 году

В смысле порядка юридических процедур трансгендерного перехода изменений нет. Однако скоро на должность главного сексолога вступит новая специалистка, которая кажется нам гораздо более эмпатичной, бережной и и уважительно относящейся к транс*опыту, чем предыдущие врачи_ни. Мы ожидаем, что это улучшит качество жизни трансгендерных и небинарных людей и сделает переход более прозрачным и комфортным.

При этом порядок трансгендерного перехода в Беларуси в настоящее время следующий:

1) записаться на прием к сексолог_ине амбулаторно-поликлинического отделения РНПЦ психического здоровья (это единственн_ая на всю страну специалист_ка, уполномоченн_ая работать с трансгендерными и небинарными людьми);

2) в течение как минимум года посещать сексолог_иню и других врач_инь;

3) провести около двух недель в РНПЦ психического здоровья в Минске (на самом деле из проводимого обследование не вытекает необходимость в госпитализации, и активист_ки давно критикуют её существование);

Если сексолог_иня, ориентируясь на заключения других врач_инь и свои наблюдения, поставит диагноз «транссексуализм» (по МКБ-10, после перехода страны на МКБ-11, диагноз будет звучать как «гендерное несоответствие»), человека отправят на комиссию.

4) пройти межведомственную комиссию;

Вопрос смены документов трансгендерными и небинарными людьми решает специально созданная «Межведомственная комиссия по медико-психологической и социальной реабилитации лиц с синдромом отрицания пола». В её составе 15 специалисто_к из министерств здравоохранения, обороны, внутренних дел, юстиции, образования.  Решение принимается голосованием, при равном количестве голосов выбирается тот вариант, за который проголосовал_а председатель_ница. Решение озвучивается в тот же день. Обжалование отрицательного результата не предусмотрено. При отрицательном решении транс*человек может быть направлен на повторное заседание не ранее чем через полгода.

Ранее в комиссии было 15 человек, среди них и немедицинские специалист_ки: представитель_ницы Министерства внутренних дел, Министерства образования, Министерства обороны, Министерства юстиции. Недавно это изменилось: теперь в комиссии только один немедицинский специалист. После этого мы не получали отзывов о некорректных вопросах на комиссии (ранее от людей постоянно требовали рассказывать подробности их сексуальной жизни).

Разрешение комиссии на изменение гендерного маркера в документах действует бессрочно. Если по каким-то причинам человек хотел бы отложить смену документов (окончание образования, рождение детей и пр.), то это можно беспрепятственно сделать.

5) заменить свидетельство о рождении;

6) заменить паспорт;

7) решить вопросы с военкоматом;

Все люди, которым установлен диагноз «транссексуализм», рассматриваются как негодные к военной службе с исключением с воинского учета. К сожалению, на данный момент это означает для транс*маскулинных людей н получение военного билета со стигматизирующей категорией – 19А. Блок 19 – это расстройства личности, буква А указывает на то, что расстройства личности выраженные. Как правило, таким образом маркируются довольно тяжелые психические заболевания. В инструкции отдельно указано, что «по данному пункту освидетельствуются также граждане, страдающие транссексуализмом и сменившие пол, указанный в паспорте гражданина Республики Беларусь или ином документе, удостоверяющем личность, и (или) в отношении которых проведена гормональная и (или) хирургическая коррекция пола».

На практике для человека это имеет негативные последствия, поскольку военный билет является обязательным документом, который предоставляется в отделе кадров.

8) заменить документы об образовании и, при необходимости, другие документы (трудовую книжку, водительские права, документы на недвижимость, свидетельство ИП и пр.).

Изменения в законодательстве в отношении ЛГБТ+людей  

В Беларуси нет антидискриминационного законодательства. В Конституции сказано, что дискриминация запрещена (Статья 22 гласит: «все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов»), однако основания, по которым дискриминация обычно происходит, не перечислены, что делает ЛГБТК-людей невидимыми в легальном поле. Кроме того, нет правовой базы, которая бы позволяла имплементировать данное положение Конституции. 

В 2015 году Александром Лукашенко был подписан Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества» (известный как декрет о тунеядстве). Под его действие попали граждане, которые «не участвовали в общественно-полезном труде». Несмотря на неодобрение со стороны населения, декрет вступил в силу. Поскольку из-за проблем с документами трансгендерные и небинарные люди часто трудоустроены неофициально, этот декрет напрямую затрагивает благополучие сообщества. 

В 2016 году Закон «О правах ребенка» был дополнен главой 4-1 «Защита детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». «К информации, причиняющей вред здоровью и развитию детей, относится следующая способная оказать негативное влияние на здоровье, физическое, нравственное и духовное развитие детей определенной возрастной категории информация: […] дискредитирующая институт семьи и брачно-семейные отношения […]», – гласит статья 37-1. Данная статья легко может быть использована для борьбы с ЛГБТК-активизмом.

В 2017 году коалиция правозащитных организаций Беларуси работала над продвижением концепции антидискриминационного законодательства, которое бы отразило в том числе запрет на дискриминацию из-за сексуальной и гендерной идентичности, однако государство не рассмотрело данную концепцию. Позже, в 2018 году, концепция законопроекта против домашнего насилия, которую разработало МВД, была раскритикована и отвергнута лично Лукашенко. Это было прямым сигналом о том, что уязвимые группы не получат никакой дополнительной защиты. 

В начале 2020 года стало известно, что протестанские, православные и католические общины собрали 53 тыс. подписей за принятие закона, который бы криминализировал информацию об ЛГБТ. Несмотря на то, что такой закон не был принят, эту законодательную инициативу важно отметить, поскольку эта квирфобная кампания по сбору подписей была одной из самых успешных за всю историю независимой Беларуси. 

После 2020 года нет и речи об улучшении социально-политической обстановки в стране – напротив, появляются законопроекты, которые ограничивают права человека (причем ЛГБТК-сообщество является отдельной целью части таких ограничений). 

В  феврале 2022 состоялся референдум по внесению изменений в Конституцию. Ранее Статья 32 звучала так: «брак, семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства». После принятия изменений Статья звучит следующим образом: «брак как союз женщины и мужчины, семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства». Это изменение напрямую мотивировано ненавистью к негетеросексуальным и небинарными людям.

Сложности, с которыми сталкиваются трансгендерные и небинарные люди при смене документов и получении гендерно-аффирмативных медицинских услуг

Процессы социального и медицинского трансгендерного перехода в Беларуси далеки от совершенства. Здесь существует целый ряд проблем:

1) отсутствие верхнего порога для срока динамического наблюдения, что создаёт возможность для неоправданного затягивания процедуры; 

2) существование двухнедельной госпитализации для обследования, которое могло бы проводиться амбулаторно;

3) непрозрачность допуска до межведомственной комиссии;

4) непрозрачность принятия решения комиссией;

5) тот факт, что в составе комиссии находятся не только врачи, но и представители министерств образования, юстиции, внутренних дел, хотя задача комиссии – поставить диагноз;

6) невозможность официально получать гормональную терапию до второй комиссии (то есть человек сначала должен как минимум год быть на динамическом наблюдении до первой комиссии, которая даст разрешение на замену документов, и лишь потом, спустя ещё год динамического наблюдения на второй комиссии можно получить разрешение на ГТ и хирургические операции). 

После юридической части транс*перехода документы остаются уязвимыми для нарушения приватности. Новые идентификационные номера паспортов гендерно нейтральны, однако люди, которые получали свои первые паспорта до 2012 года, имеют в документе код, который указывает на приписанный при рождении пол. Идентификационный номер паспорта невозможно изменить даже при переходе. Для трансгендерных мужчин также стоит вопрос стигматизирующего кода в военном билете. 

Что касается войны, то для тех, у кого нет необходимости обращаться за документами в украинские госорганы, ничего не изменилось. Однако у нас есть кейс трансгендерной девушки, которая родилась в Украине. Для смены паспорта ей нужно сначала изменить свидетельство о рождении. Сделать это может только украинский ЗАГС. Разумеется, в условиях войны эта задача, и без того непростая, значительно усложнилась.

Что могут сделать люди в других странах, которые хотят помочь трансгендерным и небинарным активист_кам в Беларуси?

Транс*сообществу в Беларуси нужна прямая помощь. Поскольку одной из важных угроз для местного сообщества является угроза критической бедности, необходимы экономические, финансовые меры, которые поддержат транс*людей. Мы и другие инициативы, работающие с транс*сообществом, видим, что это востребовано: в период, когда наша инициатива имела ресурсы на оказание кризисной помощи ЛГБТК-людям, бо́льшую часть заявок мы получили именно от транс*людей. Также в начале пандемии коронавируса инициатива TG House предлагала трансгендерным и небинарным людям помощь продуктами первой необходимости, и это пользовалось популярностью. Так что фандрайзинг на оказание кризисной помощи был бы замечательной поддержкой – изнутри Беларуси мы не можем этого делать, поскольку после 2020 года у нас не работают краудфандинг-платформы.

EnglishРусскийУкраїнська