Положение трансгендерных людей в Армении, Грузии, Молдове и Таджикистане в период пандемии COVID-19

Текст ниже написан благодаря информации, которую нам сообщили активисты_ки региона ВЕЦА. Заметка не описывает все проблемы, с которыми сталкиваются транс*люди в Восточной Европе и Центральной Азии, но дает примерное понимание ситуации.

В нынешнем отчете мы использовали качественные методы исследования, а не количественные, как в предыдущем. Несмотря на разницу в методах сбора информации, описываемый текст является дополнением к отчету, который мы опубликовали в начале апреля.

Армения

В Армении сейчас введет карантин, приостановлена работа общественного транспорта и развлекательных заведений. Все организации закрыты, люди, по возможности, переходят на удаленный график. Пандемия усложнила доступ трансгендерных людей к гормональным препаратам, транс*люди в Армении не могут купить некоторые гормоны, так как ранее заказывали их по почте из других стран, а внутри Армении они не продаются.

Сейчас правозащитные, ЛГБТ- и транс-организации в Армении прилагают много усилий для того, чтобы помочь транс*людям. Например, New Generation Humanitarian NGO предоставляет шелтеры, еду, продукты первой необходимости. К началу мая им удалось материально помочь более чем 60 ЛГБТ-людям, включая транс*людей. Также организация продолжает тестировать на ВИЧ и ведет работу по профилактике.

Кристина и ее коллеги из ForStrongFutute своими силами организовали шелтер и предоставляют транс*людям, оказавшимся на улице, спальное место и питание. Организация ForStrongFutute помогает людям, живущим с ВИЧ получить АРТ-препараты. Важно отметить, что ForStrongFutute является организацией транс*секс-работниц. По информации от ForStrongFutute и New Generation Humanitarian NGO, большая часть транс*женщин, живущих в Армении, заняты в секс-работе. Транс*секс-работницы оказались в бедственном положении, из-за карантина они не могут работать в обычном режиме, не могут оплачивать жилье.

В уязвимом положении оказались мигранты_ки и граждане_ки Армении, которые на время карантина остались в России и Грузии. В частотности, мигрантки с Кубы, живущие сейчас в Армении, не могут заработать денег, не могут купить билет обратно, их жизнь также осложняется тем, что из-за отсутствия некоторых документов они опасаются столкновения с полицией. Большинство трансгендерных женщин, улетевших в Россию, сейчас находятся в Сочи. При возвращении в Армению им придется перенести 2-х недельный карантин, обязательный для всех въезжающих из-за границы. Карантин — это жизнь с незнакомыми людьми в гостиницах, которые специально арендовало государство. Боязнь аутинга и трансфобии со стороны других постояльцев останавливает гражданок Армении от возвращения.

Грузия

Транс*сообщество в Грузии столкнулось с теми же проблемами, что и транс*люди в других странах постсоветского региона: потеря работы, невозможность найти новый источник заработка, обеднение. Самой большой потребностью оказывается покупка продуктов питания. Как рассказывает Барт из Equality Movement, к ним в организацию уже поступают запросы на гуманитарную помощь. Местные активисты_ки обрабатывают запросы, закупают продукты, доставляют до людей. Однако сейчас в Грузии существует проблема с передвижением, движение автомобилей ограничено и введена система пропусков. Как вариант, активисты рассматривают сервисы доставки продуктов, но они оказываются не самой безопасной опцией. При отсутствии личного транспорта активистам_кам приходится доставлять продуктовые наборы пешком. Сейчас активисты_ки планируют приобрести пропуск и развозить продукты уже на машине. Также, по оценке Тони из организации Temida, в Грузии без работы остались и цисгендерные люди из сообщества: геи, лесбиянки, бисексуалы.

Потребность в гормональных препаратах не является приоритетным запросом со стороны транс*людей, но только по той причине, что прием гормонов в грузинском транс*сообществе — это привилегия. Также, большинство из тех, кто принимает гормоны, делает это самостоятельно. Доступ к безопасному началу ЗГТ в Грузии осложнен. Для того, чтобы получить рецепт на ЗГТ, необходимо пройти через множество врачей и преодолеть ряд бюрократических сложностей.

В результате пандемии и мер, принимаемых государством по борьбе с вирусом, наиболее уязвимыми из транс*сообщества оказались транс*секс-работницы.

Молдова

Многие трансгендерные люди в Молдове также, как и в других странах региона ВЕЦА, до карантина работали в сфере обслуживания. Поэтому, после закрытия баров и клубов, транс*людей остались без работы. Без выплат также остались те транс*люди, которые работали в других сферах без официального оформления.

Организация ГЕНДЕРДОК-М получает заявки на гуманитарную помощь и предоставляет обратившимся базовые пакеты. В набор входят продукты и другие товары первой необходимости. По статистике организации, большинство обратившихся в организацию за гуманитарной помощью — трансгендерные люди.

У транс*людей, живущих в Молдове, есть проблема с доступом к гормональным средствам, клиники не работают. В период карантина граждане_ки Молдовы могут вызвать на дом семейного врача, однако эндокринологические консультации и выписка рецепта на ЗГТ не входят в его_её специализацию. До пандемии ГЕНДЕРДОК-М планировала открыть программу упрощенного доступа к услугам эндокринологов и гормональным препаратам. По задумке, обратившихся в организацию транс*людей можно было бы перенаправлять к дружественным медицинским специалистам_кам и оплачивать консультации. Из-за пандемии реализацию программы пришлось отложить на неопределенные сроки.

Таджикистан

Из-за пандемии и сопутствующего кризиса в Таджикистане ухудшилась экономическая ситуация, возросли цены на продукты и медицинские препараты, в частности на противовирусные. Закрытие баров, ресторанов и клубов прямо повлияло на трансгендерных людей, так как многие транс*люди в Таджикистане работали в сфере обслуживания.

Также пострадали секс-работницы. До пандемии многие уезжали в Россию на заработки, сейчас вернулись в Таджикистан и из-за закрытия границ не могут вернуться обратно. Работать в Таджикистане сейчас также нет возможности, закрылись бары и клубы, ночной жизни нет.

Транс*люди сообщают об ухудшающейся психологической обстановке в родительских домах. Если ранее «дети» приносили в семью доход и на их идентичность смотрели сквозь пальцы, то сейчас, оставшись без работы, они сталкиваться с осуждением со стороны семьи. Часть людей сообщило, что их выгнали из дома. В этой ситуации транс*люди кооперируются, снимают жилье коллективно, жить приходится теснее.

Также часть трансгенерных людей не может продолжить ЗГТ, так как цены на препараты выросли. Например, если ранее тестостерон стоил 50-60$, то сейчас он стоит 80-90$. Цена на феминизирующие гормоны также выросла, часть препаратов пропали из аптек, другую часть невозможно заказать из другой страны из-за ограничений между странами.

У активистов_ок и правозащитных организаций существует проблема с переходом на удаленный режим работы. В соотношении цена и качество, интернет в Таджикистане самый дорогой и самый медленный по сравнению с интернетом в других странах Центральной Азии. Проведение нескольких видео-конференций стоит месячного бюджета. Поэтому те активисты, чья работа была связана с работой с людьми, не могут дальше ее вести, не тратя при этом много денег. Активистам_кам, чья работа и ранее была связана с онлайн-активностью и управлением, удалось сохранить работу и зарплату, они перешли на удаленный режим и работают в условиях самоизоляции. Сейчас организации продолжают работать, психологи_ни и юристы_ки продолжают консультируют, но затраты на интернет возросли.

По результатам опроса, который проводила одна из правозащитных организаций в Таджикистане, стало видно, что основная проблема — это обеднение, т.е. нехватка денег на покупку еды, медицинских препаратов первой необходимости, невозможность оплатить съемное жилье. С обеднением столкнулись как трансгендерные люди, так и ЛГБТ сообщество в целом.

За полученную информацию мы выражаем благодарность Кристине из ForStrongFutute и Netta Barzilai из New Generation Humanitarian NGO (Армения), Барту из Equality Movement и Тони из КВИР Ассоциации Temida (Грузия), Максиму из ГЕНДЕРДОК-М (Молдова), а также двум активистам_кам из правозащитных организаций в Таджикистане.

English English Русский Русский Українська Українська
Яндекс.Метрика