Сегодня 1 декабря – Международной День Борьбы с ВИЧ/СПИДом

По этому случаю мы выкладываем речь одного из наших участников на международной конференции по ВИЧ. Ниже текст речи Егора Бурцева, которую он произнес на 3-й Региональной Консультации ЕКОМ. Этот текст – обращение к активистам_кам и организации, которые совсем недавно включили трансгендерность в свою повестку и ещё не знают всех особенностей работы с темой транс*здоровья.

«Мне очень приятно и радостно впервые находиться на этой Консультации.

Но знаете, я вчера поймал себя на том, что чувствую себя тут самозванцем. Мне кажется, что я немного вру вам всем, ведь ВИЧ-проблематика стоит для меня не на первом месте в ряде потребностей.

Кроме того, все вы прекрасно знаете, что такое стресс меньшинства. Меньшинство всегда кажется неудобным, колючим, бодающимся и беспокоящим большинство, у которого, несомненно, чуть больше привилегий…

Сейчас я (…) просто задам вам несколько вопросов, отвечать на которые не надо. Я не смогу задать их на заседании ВОЗ, ООН или других крупных структур. Потому, что, как сотни тысяч транс-людей, не обладающих достаточным материальным ресурсом, недостаточно знаю английский. Поэтому задам их вам, а вы однажды, может быть, переведете и передадите их.

Если сможете, пожалуйста, просто поставьте внутри себя галочки там, где знаете ответ.

Итак,

Что такое сексуальное здоровье транс*людей и каким оно должно быть? Ведь в контексте ВИЧ мы все время говорим о сексуальном здоровье.

Стоит ли возвращать возможность заниматься сексом транс*человеку, потерявшей или потерявшему возможность вовлекаться в сексуальные контакты из-за неудачной операции или гормонотерапии? Ведь нет секса — вроде бы нет проблемы?

Знаете ли вы способ попасть к гинекологу в государственную поликлинику человеку с мужскими документами?

А в родильное отделение?

Учитываете ли вы возможность инфицирования плода беременного трансгендерного мужчины или небинарной персоны в своих планах по ВИЧ-профилактике?

Знаете ли вы об особенностях профилактики для людей, прошедших через операции на гениталиях? Знаете ли вы, что это могут быть очень разные операции?

Как использовать доконтактную профилактику, если ты на гормонтерапии, если у тебя полицитемия, тромбоз и другие виды осложнений ГРТ?

Знаете ли вы о том, что риски ВИЧ могут быть напрямую связаны с отсутствием доступа к смене документов, желанием есть или иметь крышу над головой?

Понимаете ли вы, что просто бесплатная психотерапия и доступ к психиатрии для транс*людей могут спасти не одну человеческую жизнь?

Имеете ли вы в виду, что в секс-работу редко, но могут быть вовлечены транс*мужчины и — уже не так редко — небинарные персоны?

Считаете ли вы где-то глубоко внутри себя, что транс*женщин можно учитывать как МСМ, а транс*мужчин, занимающихся анальным и вагинальным сексом, в эту категорию помещать нельзя?

Куда тогда помещать транс*мужчин и небинарных персон?

Знаете ли вы, что, разрушая границы гендера, небинарные персоны рушат и границы сексуальности — они в полиамории, свингерстве, БДСМ-практиках, групповом сексе, экспериментировании с практиками и телами, но их как будто нет совсем?

Знаете ли вы о необходимости женских презервативов и особых видов лубрикантов для транс-людей, использующих гормонотерапию?

Осознаете ли вы, что секс-игрушки и девайсы являются регулярным инструментом использования для транс-людей и задумывались ли вы о том, что они тоже могут стать способом передачи инфекций?

Понимаете ли вы, что просто прийти в клинику и показать свой паспорт — барьер для многих при доступе к анализам, профилактике, лечению?

Осознаете ли вы свои привилегии иметь возможность не указывать свою сексуальную ориентацию и гендерную идентичность при получении медуслуг, устройстве на работу, полете в самолете и т. п.?

Представляете ли вы, что просто чтобы получить рецепт на какой-то препарат вам бы пришлось рассказывать почти всю историю вашей жизни, спотыкаться о триггеры и получать их взамен в виде непонимания, ошибок, а то и отказа в медпомощи?

Видите ли вы путь поиска финансирования на ту группу, которой даже нет в статистике? И видите ли вы хоть какую-то возможность посчитать транс*людей в тех странах, где их число не учитывается государством? Ведь нет человека — нет проблемы — нет финансирования.

Понимаете ли, как выжить человеку, которого не берут на работу просто потому, что не нравятся его документы или внешность? Понимаете ли, как коррелируют нищета и риски по заражению? Применяете это понимание к транс*сообществу в том числе?

И в конце концов — не получается ли так, что если мы, как правительство ряда стран, просто закроем глаза на транс*персон (вы же до сих пор не знаете, что в среднем их численность — 1-2% населения, и она растет), а всех остальных условно «вылечим», ВИЧ «ОТКУДА-ТО» снова «ВОЗЬМЕТСЯ»?

Вы знаете, мне меньше всего хочется, чтобы это прозвучало так, будто я стыжу вас.

Но мне проще открыто и честно задать эти и многие другие вопросы, напрямую глядя в ваши глаза, а не притворяясь, что мне достаточно того, что теперь, говоря о ВИЧ, мы используем, помимо аббревиатуры «МСМ» еще и непривычно звучащее «транс».

Спасибо за возможность, ЕКОМ».

English English Русский Русский Українська Українська
Яндекс.Метрика