18 ноября в Киеве был сорван марш ко Дню памяти трансгендерных людей. Свой комментарий о событиях оставила участница Транс*Коалиции.

Марш памяти трансгендерных людей в начале ноября был анонсирован организацией «Инсайт».  К нему стали готовиться все — полиция, участни_цы  и, естественно, оппоненты.

В пятницу утром, за два дня до встречи, первый раз меняется точка сбора. Теперь всех ждут у красного корпуса Национального университета имени Тараса Шевченко к 12.00. Также в этот день, 16 ноября в комьюнити-центре «Инсайта» все желающие могли собраться для креатива — рисовать плакаты и придумать кричалки.

Суббота, 17 ноября — в Киев приезжают иногородние активист_ки для участия в Марше памяти, а на сайте ультраправой партии «Национальный корпус» (ссылка — http://nationalcorps.org/blog/pozicja-naconalnogo-korpusu-stosovno-transgendernogo-marshu ) выходит угрожающе-предупредительное заявление, которое заканчивается обращением в киевскую мэрию запретить акцию.

Утро воскресенья.

Через Фейсбук в рассылке просят обходить стороной парк им.Тараса Шевченка, где собрались на митинг националистические и религиозные организации, наподобие «Традиция и порядок», «Катехон», тот же «Национальный Корпус».

Уходя из дома, беру с собой газовый баллончик, в целях самозащиты, разумеется. На подходе к парку со всех сторон работает так называемая полиция диалога и коммуникации, издалека слышатся речи в мегафон и виднеются черные флаги.

11.40 (двадцать минут до начала марша) срочное объявление: по просьбе полиции место сбора снова переносится, теперь уже к станции метро «Университет»,  это примерно в 400-х метрах от предыдущего места, но так как времени оставалось мало, то не все успели прочесть и вовремя попасть к очередному месту встречи.

Постояв пять минут напротив оппонентов, ускоряю шаг в сторону метро, на всякий случай несколько раз оборачиваюсь, чтобы оценить обстановку. Облегченно вздохнув, прячу баллончик в рюкзак, впереди только свои.

12.02. Метро Университет.  Елена Шевченко (директорка «Инсайта») в мегафон объявляет собравшимся, что скорее всего марша как такового не будет и нам придется довольствоваться пятачком у входа/выхода станции метро Университет. С нашей стороны собралось, по первой визуальной оценке, до 60 человек, рядом кружили журналист_ки, фотокорреспондент_ки, полиция и простые прохожие.

В этот момент в лагере ультраправых дали клич: «Все собираются на Университете у ботсада, формируем колонны и идем срочно туда». С места срывается около пяти десятков молодчиков, одетых во все черное.

В это время волонтер_ки и участни_цы Марша памяти готовят визуальную поддержку акции: плакаты, рисунки, флаги, выстраиваемся неким полукругом, спиной к выходу из метро, журналист_ки начинают съемку наших месседжей на плакатах. Инна Ирискина берет слово и четко по пунктам оглашает повестку Марша, следующие после нее  спикер_ки готовятся произнести речь.

Если охватить взглядом лица — все сосредоточены и немного напряжены, никто не знает чего ожидать в следующую минуту. Трудно оценить количество времени, но на мой взгляд, от силы 3-4 минуты Национальная полиция дала нам времени на мирное собрание.

Именно столько времени длится пеший маршрут правых к нам. Со стороны проезжей части бульвара Шевченко туман — это брошенная дымовая шашка мешает двигаться по дороге общественному транспорту и автомобилям, это своего рода сигнал оттуда — «Мы, хозяева города пришли, а вы убирайтесь!»

В этот момент офицер полиции командует первый раз: «Так, все заходим в метро, ваш митинг окончен, в целях вашей безопасности спускаемся в метро», — с этими словами с трех сторон нас начинают оттеснять к стеклянным дверям метрополитена.

Активист_ки, как например Оксана Покальчук, настойчиво пытаются воспротивиться этому и апеллируют к правоохранителям: работайте в ту сторону (слышны голоса в унисон: «Пакуйте правых, а не нас!»), обеспечивайте порядок и нашу безопасность.

Тщетно, через 3 минуты мы стоим в фойе метро, начинается непонятная ситуация,  пытаемся отвоевать позиции или спускаемся на 87 метров вниз по эскалатору? Скандируем «Права людини понад усе!».  Кто-то в середине холла у турникетов в ответ кричит «Ганьба».  За прозрачными дверьми метро колышутся черные тряпки на древках «Традиции и порядка».

Полицейские сначала пытаются поскорее нас затащить на эскалатор, но тут вдруг появляется «молния» — на переходе между эскалаторами и внизу на платформе нас ждут нацики. Офицер передо мной командует: «Вторая рота за мной» и они бегом, не держась за поручни, скрываются с наших глаз в пучине ступенек эскалатора».

Собираем плакаты в пакет, всех просят снять внешние признаки принадлежности к ЛГБТИ. Спускаемся. Визуально чисто, но по обе стороны движения полиция пытается вычислить из вновь прибывающих поездов метро провокаторов.

Очевидно, параллельно с этими событиями, оставшиеся на верху были атакованы праворадикалами: пострадали две девушки, получившие порцию слезоточивого газа в лицо, и канадский фотограф Майкл Колборн, которому разбили лицо. «Один из нападавших, который ходил вокруг, сказал мне возвращаться на родину, как только понял, что я иностранец», – рассказал канадский журналист. Уже позже стало известно, что открыто уголовное производство по ч.2 ст.296 (хулиганство) УК Украины за нападение на иностранного фотографа, а Посольство Канады в Украине попросило МИД Украины взять этот случай под особый контроль.

Спустя несколько минут все участни_цы разъехались кто куда, в соцсетях еще раз попросили без лишней необходимости не гулять в центре города, так как оппоненты в поисках новых жертв.

В 14.05 появилось первое заявление организации «Инсайт», где по горячим следам была дана оценка работе полиции и ее бездеятельности в обеспечении права на мирные собрания для всех граждан_ок Украины.

Уже в понедельник, 19 ноября несколько ЛГБТИ-организаций Украины на встрече в Киеве обратились к политик_ессам, депутат_кам мировых парламентов с подробным описанием произошедшего правового беспредела, а народная депутатка Украины Светлана Залищук, в свою очередь, направила министру внутренних дел Авакову депутатское обращение с целью разобраться и провести расследование.

Резюмируя, могу сказать, по личным ощущениям, изначально никто не собирался соблюдать наши права, полиция всячески пыталась рассеять численность участни_ц и ввести большинство в заблуждение (об этом говорит их требование менять места сбора людей), также видна своего рода тенденция их логики: мы охраняем ваш ежегодный июньский Прайд, а на остальное смотрим сквозь пальцы, благо фокус внимания европейских политиков, зарубежных посольств в Украине на такие марши почти отсутствует.

Текст Анастасии Кристель Домани.

, , ,